Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Рецензии / «Собор Парижской Богоматери» или история Красавицы и Чудовища
26.05.2019

«Собор Парижской Богоматери» или история Красавицы и Чудовища

 

Любовь подобна дереву: она растёт сама собой, глубоко запуская в нас
свои корни, и нередко продолжает зеленеть даже в опустошённом
сердце. (В. Гюго)

 

 

Балет – поистине уникальная вещь. С его помощью можно не только расслабиться, получить эстетическое наслаждение, но ещё и вплотную познакомиться с шедеврами мировой литературы. «Дон Кихот», «Ромео и Джульетта» - верные тому доказательства. Теперь же к ним в компанию отправился и «Собор Парижской Богоматери» по одноимённому роману французского писателя Виктора Гюго. Опубликованное ещё в 1831 году, произведение продолжает пленить людские сердца и вдохновлять деятелей искусства на создание его различных интерпретаций.

Первая экранизация истории любви горбуна и цыганки появилась спустя 74 года с написания Виктором Гюго своего романа, и дала толчок к созданию всё новых и новых фильмов и мюзиклов. Однако почти сразу же после того, как Гюго написал своё произведение, его подруга-композитор Луиза Бертен взялась за создание оперы «Эсмеральда» по мотивам романа, а уже в 1836 году в Париже состоялась её первая премьера.

Спустя шестнадцать лет «Собор Парижской Богоматери» попал и в Российскую Империю: в декабре 1847 года опера «Эсмеральда» покорила зрителей «Большого театра».

На протяжении своей истории «Собор» привлекал внимание не только оперных исполнителей, но также и всех тех, кто связан с Терпсихорой – самой изящной и грациозной музой. Все мы знаем, что танец – лучший и пронзительный способ передать свои эмоции, а потому создание балета по истории Квазимодо и Эсмеральды было лишь вопросом времени. Это понимал и «гуру» балета – итальянец Цезарь Пуни, автор более, чем трёхсот балетов и 10 опер. Композитор не стал откладывать дело в долгий ящик, потому уже в 1844 году лондонская публика театра Её Величества познакомилась с трагической историей Горбуна из Нотр-Дама. Публика Санкт-Петербурга смогла увидеть её несколько позже – в 1848 году в Большом каменном театре.

Спустя полтора столетия воплотить в жизнь историю французских красавицы и чудовища решил и Донецкий театр оперы и балета, подаривший в 2012 году донецкой публике невероятную по своей силе, мощи и энергетике постановку, завораживающую зрителя с той самой минуты, когда он впервые видит его – главного героя произведения. В кромешной темноте зрительного зала его массивные ярусы с портами и пилястрами, видевшие не одну династию королей и королев и являющиеся прямыми свидетелями

истории Франции выделяются настолько сильно, что кажется, будто бы они нависают прямо над зрителем. По официальной версии Виктор Гюго решил сделать главным героем своего романа именно готический собор Парижа, а не горбуна или цыганку, как некоторые могли бы подумать. Дело в том, что в то время судьба Нотр-Дама де Пари буквально висела на волоске: его всерьёз хотели снести, либо модернизировать. Однако благодаря роману Гюго во всей Франции, а уже потом и Европе, развернулось массовое движение за сохранение и реставрацию готических памятников.

Внезапно из темноты на сцене появляется отшельница Гудула. Из её танца зритель узнаёт, что когда-то давно она потеряла ребёнка. Это событие настолько сильно повлияло на женщину, что даже спустя столько лет она не оставляла надежд найти свою дочку и блуждала по городу в её поисках. Танец Юлии Сафоновой, воплотившей в жизнь образ Гудулы, местами исполненный на полной стопе, был настолько наполнен болью, страхом и отчаянием матери, потерявшей самое дорогое в своей жизни, что от этих эмоций хотелось кричать от отчаяния и плакать. Образ обезумевшей от горя женщины прекрасно дополнило её порванное от времени платье, выполненное в сиренево-чёрно-фиолетовых тонах. Лёгкое, невесомое словно воздух, оно струилось и переливалось при малейшем колебании воздуха, а тёмные «рваные» вставки дополняли её образ.

Истинное мастерство танцора, да что там танцора, любого актёра, заключается не только в умении двигаться и произносить заранее выученный текст, но ещё и в манере подачи своего персонажа на сцене. В этом можно было легко убедиться, увидев Клода Фролло в исполнении (не побоюсь этого слова) алмаза Донбасс-Оперы – Романа Белгородского. Стоило ему появиться на сцене, как публика в зале на секунду замирала.

Второе действие в полной мере раскрывает персонажа священнослужителя. Перед нами – церковь, под потолком которой висит восковая фигура Иисуса Христа, выполненная настолько потрясающе, что в первую секунду после открытия занавеса зритель в шоке пытается понять, что перед ним – фигура Бога или живой человек? Красные и чёрные тона, преобладающие в костюмах танцоров, вкупе с синхронностью действий гипнотизировали зрителя и как бы намекали ему, что это – ещё не предел.

В полной мере зритель смог убедиться в этом во время финального выхода Романа на сцену. На те несколько секунд, что Клод шёл по собору, время в зрительном зале словно остановилось. Его походка, страстная, сильная и бесстрашная, вместе с гордой осанкой были удачным дополнением к и без того потрясающему образу завистливого и мстительного священнослужителя, который в погоне за своими желаниями попросту погубил себя.

Квазимодо. Неказистый и неуклюжий, с отталкивающей внешностью и прекрасной душой, влюбившись в Эсмеральду, горбун из Нотр-Дама обрёл смысл жизни. Прожив все годы затворником, он толком не знал, как вести себя с девушкой, дабы показать ей свою любовь. Их встреча на главной площади города, когда безжалостная толпа издевалась над горбуном, во многом была судьбоносной для персонажей. С того самого момента, как цыганка, наплевав на мнение толпы, помогла Квазимодо и подала ему воду, судьба горбуна была решена. Печаль и надежда, с которой он протягивал руки вслед убегающей со сцены Эсмеральды в конце первого действия, были настолько же сильными и искренними, как и его боль в финале.

То, что происходило на сцене во время третьего действия, попросту не поддаётся никакому описанию – мрачная, гнетуще-давящая атмосфера, царившая в зрительном зале, траурная музыка и … безумие. На сцене появляется Квазимодо с мёртвой Эсмеральдой на руках. Боль и пустоту, которую испытывал в тот момент главный герой, можно было ощутить даже в зале. Для Квазимодо цыганка стала всем – солнечным лучиком в грязном средневековом Париже, свежим воздухом и надеждой. Прощаясь с ней, горбун одновременно прощался и с этим миром. Несколько раз позвонив в массивные вековые церковные колокола, ответившими Квазимодо рвущим на части душу глухим боем, он прижал к себе возлюбленную и упал замертво.

Занавес закрывается.

Секундная пауза – шокированная публика осознаёт увиденное, а затем… Затем стены «Донбасс-оперы» содрогаются от оваций, криков: «Браво» и слёз, скатывающихся по щекам зрителя.

***

Говорят, что когда-то давно в гробнице Монфоконской виселицы нашли скелеты горбуна и цыганки, один из которых обнимал другой. При попытке их разлучить, скелет Квазимодо рассыпался в прах. Вы верите в это? Лично я – да, ведь настоящая любовь существует вне времени.

Анастасия ЕКТОВА

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar