Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Мир / Первая зарубежная военная база Китая
20.06.2019

Первая зарубежная военная база Китая

170 0 Мир

КНР открыла базу материально-технического обеспечения в государстве Джибути на востоке Африки. Она будет обслуживать ВМС НОАК, также на этом объекте разместятся две тысячи солдат (по состоянию на февраль 2017 находилось 800). Соглашение об этом между сторонами было заключено еще в 2015 году и может считаться логическим продолжением масштабной экономической экспансии КНР на Африканский континент.

Джибути — бывшая колония Франции (до 1977 г.), представляет из себя маленькое государство с населением меньше миллиона человек, расположенное у южных «ворот» Красного моря, Баб-эль-Мандебского пролива и на берегу Аденского залива, известного благодаря сомалийским пиратам.

Восточный сосед Джибути — раздробленное на множество осколков Сомали (фактический сосед — т.н. Сомалиленд), где ко всему прочему орудуют боевики «Аш-Шабаб», связанной с Аль-Каидой. На другой стороне упомянутого пролива находится Йемен, в котором продолжается война с множеством участников, включая ту же «Аль-Каиду» (АКАП), приведшая к гуманитарной катастрофе (крупнейшая в мире вспышка холеры). При этом морские торговые пути, проходящие здесь, имеют стратегическую важность.

К северу вдоль побережья Красного моря — однопартийная диктаторская Эритрея, лидерам которой запрещен въезд в страны ООН за поддержу терроризма. Она, кстати, с Джибути безуспешно воевала еще в 2008-м, в данный момент существуют спорные территории, а между сторонами до недавнего кризиса стояли катарские миротворцы. Существует информация о наличии в Эритрее (в аэропорту столицы Асмэры) секретной авиабазы ОАЭ, используемой для задач в Йемене.

На западе — огромная 90-миллионная Эфиопия, тоже вовлеченная в китайские проекты и зависимая от Джибути как от стратегически важного порта. Конечно, само существование Джибути сопряжено с рядом опасностей. Но государство теоретически вполне защищено, ведь здесь расположены базы: США — «Кэмп-Лемонье», единственная постоянная в Африке, по разным оценкам 2,5-5 тыс. человек; Франции — 1100 человек, размещаются совместно с испанцами и немцами; Италии — единственная зарубежная база; даже Японии — около 200 человек, тоже первая зарубежная база, создана в 2011. Ходят слухи о возможном появлении саудитов, а ранее говорилось о возможном российском присутствии.

Однако китайский подход отличается тем, что сопряжен с масштабными инфраструктурными проектами вполне мирного характера — системы доставки воды, промышленные объекты, туристические центры. И возводимая в той же Джибути инфраструктура (порт в Дорале, два международных аэропорта) в соединении с аналогичной в других африканских странах станет частью мощной системы коммуникаций, работающих и на китайскую экономику, и на местные. Например, построенная 700-километровая железная дорога от Джибути до Аддис-Абебы выгодна Китаю, но жизненно необходима и самой Эфиопии. Естественно, это делается не просто так — КНР нуждается в природных ресурсах «Черного континента». Существует, например, китайский проект «инфраструктура в обмен на шахты» в Конго (ДРК). Китай возводит электростанции и больницы, повторяя лучшие стороны советской политики в беднейших странах, не повторяя худших (извлекает максимальную прибыль для себя). При этом на грабеж и одностороннюю эксплуатацию это похоже слабо.

Но не будем рассматривать китайский интерес только в региональном масштабе. Речь идет о морских торговых маршрутах мировой значимости. Их необходимо защищать. Конечно, защищают их и без Китая (152-е оперативное соединение государств участников антитеррористической операции), но, во-первых, хуже от дополнительных сил точно не будет, а во-вторых, защищать НОАК будет главным образом китайские корабли. Здесь проходит морской маршрут из Европы в Китай, что в контексте проекта Нового Шелкового пути обретает еще большую значимость. Но речь идет не только о пути через Суэц, но и о пути вдоль восточного берега Африки, ведь торговыми партнерами КНР являются множество государств африканского континента. Таким образом, появление вооруженного контингента является банальной защитой экономических интересов.

Естественно, одна база МТО — это не семьсот американских баз по всему миру, и даже не два десятка российских объектов, но дело исключительно в осторожной политике КНР, а не в отсутствии возможностей. И одна база в критически важной точке — серьезный инструмент влияния. Недаром Индия выразила обеспокоенность появлением китайцев в Джибути, хотя у нее самой есть ряд военных объектов за пределами собственных границ. Нью-Дели есть чего опасаться — существуют слухи о возможном появлении военных КНР, например, в пакистанском Карачи. Ранее Индия наблюдала миллиардные инвестиции КНР в портовую инфраструктуру Шри-Ланки (Коломбо, Хамбантота), а теперь в другой маленькой небогатой стране с интересным географическим положением и наличием контрактов с Китаем (еще дальше от Китая) появляется НОАК. Такое должно беспокоить. А значит конкуренция в макрорегионе Индийского океана выходит на новый уровень.

В общем, Китай решает сразу несколько задач. Экономическая — защита торговых путей, а также инвестиций и активов в самой Африке. Военная — развитие НОАК через «обкатку» в новых условиях, налаживание логистики и взаимодействия различных компонентов. Политическая — демонстрация собственного развития, роста амбиций, готовности к серьезным шагам ради продвижения собственных интересов.

                                                                                                                                                                                                            Марк Качурин

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar