Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Мир / Одна война – две истории
20.06.2019

Одна война – две истории

240 0 Мир





В последнее время пропасть между западным и русским миром становится всё глубже и глубже. Она проявляется во всем: от взглядов на жизнь в целом, культурных предпочтений, менталитета и образа жизни до отношения к своей истории. Видение Второй Мировой войны обычным жителем запада – вообще отдельная тема для разговора: посмотрев какой-то фильм о войне, снятый американцами, становится страшно. За себя. За своё будущее. За мир в целом. Иногда складывается ощущение, что современные западные жители относятся к войне по принципу «по стольку, поскольку», кажется, что их не волнует ничего вообще. Ко Второй Мировой они относятся либо нейтрально, не более, чем к любому другому военному конфликту, когда-то имевшему место быть в истории, либо же, на фоне промывания мозгов так называемым «Днём Траура» они, не имея каких-либо вообще особых знаний о событиях войны стараются снять или написать что-то стоящее. На фоне всего этого много современных авторов и режиссёров пытаются создать произведения, каким бы то ни было образом затрагивающие Вторую Мировую войну. Получается ли у них? Давайте разберёмся.

На сегодняшний день в мировом кинематографе было снято огромное количество прекрасных художественных фильмов и сериалов об одном из наиболее кровавых и значимых конфликтов в истории человечества – Второй Мировой войне. О ней было сказано уже довольно-таки немало, написано бесчисленное множество книг, о ней говорят и будут говорить спустя века. Отдельное место среди всего этого разнообразия произведений занимают те, что каким-либо образом затрагивают проблему, связанную с судьбами узников концлагерей. Сегодня хотелось бы сказать пару-тройку слов о наиболее ярких и разрекламированных из них (не будем брать во внимание Экзюпери и Ремарка, которых по праву можно назвать классиками Второй Мировой), таких как фильм «Жизнь прекрасна», скандальный «Мальчик в полосатой пижаме» и всем хорошо известный «Дневник Анны Франк».

Что же отличает обычного русского человека от жителя западного мира? Память и его отношение к одному из ключевых событий мировой истории XX века – Великой Отечественной войне. Только лишь спросив об этом, можно многое понять о личности своего собеседника. Людям, живущим в странах, которые во время начала Второй Мировой сдались фашистской Германии практически без какого-либо сопротивления, никогда не понять нас, потомков тех людей, которые отдали свои жизни за то, чтобы отчистить мир от фашизма.

Фильм «Жизнь прекрасна» представляет собой итальянскую трагикомедию, снятую ещё в далёком 1997 году. Почти сразу же после своего выхода картина получила огромный успех. Судите сами: в 1998 году фильму был присуждён Гран-при Каннского кинофестиваля, в том же году кинолента была представлена на Оскар в семи номинациях («Лучшая музыка», «Лучшая мужская роль», «Лучший фильм», «Лучший иностранный фильм», «Лучший сценарий», «Лучшая режиссура», «Лучший монтаж»). Роберто Бениньи, одновременно являющийся режиссёром, сценаристом и исполнителем главной роли, получил сразу две статуэтки Оскара как лучший актёр и как режиссёр лучшего иностранного фильма; за музыку к кинофильму Оскар получил Никола Пьовани. Чем же обусловлен такой ошеломляющий успех, спросите вы? Давайте попробуем разобраться. Итак, в основу фильма по традиции положена биография итальянского еврея, узника Освенцима Рубино Ромео Сальмони. Сценарий фильма создавался по мотивам его же книги «Я победил Гитлера», в которой он детально описал своё пребывание в лагере смерти. Уже только этот факт заставляет посмотреть данный фильм.



 

История семьи, попавшей в концлагерь, рассказанная в фильме, начинается с весьма оптимистичных и в чём-то даже комичных ноток. С уверенностью можно сказать, что Роберто Бениньи справился со своей ролью на все сто процентов, ибо заплакать может каждый, а вот для того, чтобы действительно рассмешить зрителя, нужно иметь талант. В центре сюжета – среднестатистическая итальянская семья еврейского происхождения – мама, папа и их маленький сын. Они живут припеваючи, не зная горя, любят друг друга до беспамятства, в общем, наслаждаются жизнью, которая действительно «прекрасна». Однако, ближе к середине фильма краски над главными героями начинают сгущаться, и вот в один прекрасный момент всё, во что они верили, всё, чем жили, всё, на что надеялись – рушится как карточный домик от лёгкого дуновения ветра. Начинается Вторая Мировая война. Семью депортируют в один из множества концлагерей со всеми вытекающими из этого последствиями. Мать отделяют от семьи, а отцу только лишь чудом удаётся остаться рядом с сыном. Надо отдать должное создателям фильма – атмосфера, царящая в концлагере, передана просто превосходно. Здесь нет сюжетных неточностей и антилогичных моментов (кроме одного, самого главного, ведь просто невероятно, чтобы взрослый мужчина на протяжении такого большого количества времени спокойно прятал у себя в камере маленького ребёнка), местами поражающих зрителей, которые можно наблюдать в «Мальчике в полосатой пижаме», речь о котором пойдет чуть ниже.

Вместо того, чтобы упасть духом и смириться со своей скорой и неизбежной кончиной, как это сделали остальные узники концлагеря, Гуидо (главный герой) придумывает целую историю для своего маленького сына. Историю, невероятную и поражающую с самого своего начала. Какую? Для этого стоит посмотреть фильм. Хочется сказать лишь одно: Гуидо – просто неимоверный персонаж, превосходно воплощённый Роберто Бениньи, его стойкости характера можно только позавидовать. Посудите сами: какой надо иметь внутренний стержень, дабы находясь на волосок от неизбежной смерти, стараться веселить своего сына, делать всё возможное, чтобы мальчик не понял, что происходит вокруг. Однако тут возникает встречный вопрос: в каком мире жил мальчик, он что, вообще не понимал, что происходит, не слышал каких-то разговоров и так далее? В такое с трудом верится.



 

Единственным, и, пожалуй, самым главным минусом, помимо небольшой затянутости сюжета фильма (все же, стоило бы немного сократить часть, где показано знакомство главных героев и последующее развитие их отношений), является его концовка, а именно, тот момент, когда на территорию концлагеря победоносно въезжает танк, из которого появляется «бесстрашный рыцарь в доспехах» - рядовой американский солдат, спасающий сына главного героя. На этом этапе сразу же хочется задать один простой, но, тем не менее, очень важный вопрос: почему именно американский солдат, ведь всем нам прекрасно известно, кто освободил узников Освенцима. Зачем было создавать образ некоего «супергероя», в который раз прославляя «доблестных американцев», «спасших всех и вся и вообще выигравших войну»?

И всё-таки, несмотря ни на что, наша жизнь действительно прекрасна. Необходимо ценить каждый прожитый день, каждый миг, как бы трудно и тяжело нам ни было. Именно это и пытался донести Роберто своим фильмом.

Следующим, о чём нельзя не упомянуть, является весьма эпатажный «Мальчик в полосатой пижаме» - глупая и бессмысленная экранизация не менее тупой книги среднестатистического европейского (английского) известного писателя Джона Бойна. Чего, возможно, ожидает читатель/зритель от знакомства с данным произведением? Ужасов Второй Мировой войны, страха людей, находящихся в концентрационных лагерях, еврейской трагедии, нацистской идеологии… Получает ли он это? Нет. Вместо этого вас ждёт полный бред, куча исторических и логических несоответствий, бессмысленная концовка и невероятно ужасная спекуляция над одной из самых болезненных и трагических тем в современной истории – трагедии узников концлагерей.

Итак, первый, о ком бы хотелось поговорить, это, конечно же, Бруно, главный герой. С трудом верится, чтобы девятилетний мальчик живущий в Берлине в семье эсесовца-коменданта Освенцима, живет припеваючи, и не в курсе, что идёт Вторая Мировая война. Все его оговорки, которые, автор книги, видимо счёл «забавными» и «милыми», были отнюдь не забавными и милыми, а раздражающими и нелогичными. Девятилетний мальчик из Берлина не знает, кто такой фюрер и как правильно произносить это слово, зато прекрасно знает, как кидать зигу и кричать бессмысленное «Хайль Гитлер»?

Апогеем всему возмущению и негодованию становится момент, когда он рассказывал своему новоиспеченному другу Шмуэлю о том, что он вообще понятия не имеет, что за самолёты летают каждую ночь, почему семья вынуждена гасить свет в окнах и что за странные дяди-тёти каждый день бывают в его доме.

Скажите, если бы вы жили напротив концлагеря, ежедневно видели бы узников, охрану, вам было бы любопытно узнать, что же там происходит вообще и для чего? Думаю, что да, как и любому другому ребёнку. Так почему же Бруно не спросил напрямую об этом у отца, мамы или сестры в конце концов?



 

Не верится, чтобы в концлагере вообще не было охраны, и пленники могли в любое время дня и ночи разгуливать по территории лагеря, делать что их душе будет угодно, разговаривать с кем угодно, и даже – вдумайтесь! – сидеть около забора и играть в мяч с людьми по другую сторону забора. А где колючая проволока, электрический ток, надзиратели? И как Бруно смог проползти под проволокой, оставшись при этом незамеченным? Да в те годы часовые без разбору пристрелили бы любого, кто хоть на километр приблизился бы к забору лагеря. А где Шмуэль достал второй комплект полосатой пижамы? Но самое странное то, что маленький узник концлагеря, живущий там во всяческих лишениях и испытывающий на себе все зверства нацистов, как две капли похож на упитанного и откормленного бараниной, говядиной и другими яствами девятилетнего Бруно.  

Отец Бруно – комендант лагеря, имеет двух маленьких детей. Странно, чтобы нормальный, адекватный отец отвёз детей в такое место, при этом ничего им не объяснив, не рассказав вообще, особенно, если брать во внимание то, что детей ни во что не посвящали, дабы не травмировать их психику. Действительно, самым лучшим решением было переехать с семьёй непосредственно под сам концлагерь.

Концовка, которая по идее должна была вызвать страх, ужас, слёзы, не вызвала вообще никаких эмоций. Повторюсь в очередной раз: Бруно спокойно пролез под проволокой? А где часовые, что они делали в это время? Узники лагеря не обратили внимание на «новенького» розовощекого упитанного паренька?

Всё выше описанное, созданное ранее Джоном Бойном, и даже экранизированное (фильм, кстати, получил несколько наград, и, признаться, даже страшно представить, за что. Да и как это вообще можно было экранизировать в целом?) является ничем иным, как суровым отражением реалий умственного развития среднестатистического европейца; данная книга – яркое тому подтверждение. Джон Бойн, по сути, описал своё видение Второй Мировой, а откуда оно могло возникнуть? Не на пустом же месте, логично? Значит, ему всё так преподнесли, научили, заложили в его мозг. Возникает вполне логичный вопрос: как автор, берясь за написание книги на такую серьёзную тему, не удосужился хотя бы прочитать статью в Википедии, посмотреть пару-тройку картинок в Google, не говоря уже о том, чтобы мало-мальски изучить специальную литературу и поработать с источниками, благо, коих в интернете сейчас – пруд пруди.

Последним, и, пожалуй, самым ярким примером, отображающим видение Второй Мировой войны и его отношения к ней в целом среднестатистического европейца, является всем нам хорошо известный «Дневник Анны Франк». Вокруг этой книги создан ну просто непомерный ажиотаж, и сегодня её считают одним из лучших документальных европейских произведений о войне. Прежде, чем переходить непосредственно к анализу самого произведения, хотелось бы отметить то, что, в отличие от вышеперечисленных произведений, «Дневник Анны Франк» - это настоящий дневник реальной девочки-подростка, на чью жизнь выпало суровое испытание в виде войны; юная Анна со свойственной ей детской наивностью описывала все свои мысли и переживания, и никто во всём мире не в праве судить её за это. Человек жил в ужасные времена, и неизвестно как бы мы поступили бы в подобных ситуациях. Тем более, если учесть, что на момент всех событий девочке было всего 13 лет. Но, с другой стороны, личный дневник перестаёт быть личным и становится художественным произведением с момента своего опубликования, так что в данном случае о нём вполне можно сказать пару ласковых.  



 

От прочтения данного «Дневника…», так сильно расхваленного главной героиней мелодрамы «Виноваты Звёзды» ожидаешь всего – боли, страха, ужасов войны, нервов, оголённых как провода, постоянного накала страстей, каких-то прямых свидетельств описания войны и военной жизни (как же, ведь книга о военных годах!), но в итоге получаешь дневник 13-летней девочки-подростка, живущей во время Второй Мировой войны, но, похоже, вообще не осознающей этого факта, которая больше ноет о том, что мама её не понимает и только и делает, что отравляет ей жизнь,  и что она устала есть жареную картошку каждый день, а ещё - вот ужас! – в один прекрасный день у них закончился клубничный джем. Лишь изредка, как бы между прочим, она вспоминает о том, что на дворе как бы далеко не мирное время...

После прочтения книги остаётся непонятным, почему всё-таки во всём мире вокруг неё создаётся такой ажиотаж, почему все так ею восхищаются, ведь по сути, произведение не представляет собой ничего выдающегося. Перед нами – заурядный дневник самовлюблённой тринадцатилетней разбалованной родителями девочки. По мере прочтения книги создаётся ощущение, что Анна жила в каком-то своём мире, где всё хорошо, где семья не бежала в другую страну, скрываясь от нацистов. Такое ощущение, что они просто переехали в Амстердам, и живут всей семьёй в доме и даже позволяют себе содержать уборщицу. 50 % её дневника – это сплошное нытьё о том, как она не любит свою маму, Марго, всех вокруг; отдельная часть этой эпопеи посвящена тому, как плохо бедняжке жить в таких условиях, какой тяжёлый у них быт и как им сложно каждый день есть картошку.
Для нас, людей, чьи деды и прадеды совершили подвиг, выиграв Великую Отечественную войну, в последствии рассказывали нам страшные истории об этом периоде, читать подобные моменты дико, хотя бы потому, что для нас Вторая Мировая, в частности, Великая Отечественная война, а особенно тот её период, который описывается в книге (1942-1943 года) это, прежде всего, память о том, что как раз в это же самое время проходили ключевые битвы (Сталинградская, битва на Курской дуге, блокада Ленинграда) и нам не понять, как человек, живущий в военные годы вот так вот спокойно может перебирать продуктами: «
Если у нас на обед какие-то нелюбимые мной овощи, то я стараюсь есть их как можно меньше и больше картошки. Но Ван Дааны, особенно мадам, не могут смириться с такой избалованностью. Следует неизбежное: «Анна, возьми ещё овощей». «Нет, госпожа, - отвечаю я, - мне вполне достаточно картошки». «Но овощи очень полезные, твоя мама тоже так считает, так что не отказывайся!» - продолжает она бубнить, пока, наконец, не вмешивается папа».

 «Нам, здесь в Убежище, приходится сталкиваться с самыми неожиданными трудностями. Подумай только, ванной у нас нет, есть лишь корыто, а горячая вода подаётся только внизу, в конторе. Вот и приходится нам семерым купаться по очереди» Да уж, это действительно трудности каких мало...Сомневаюсь, что в блокадном Ленинграде были ванные, и что люди, жившие в Сталинграде или где-нибудь в другом городе в 1942 году могли поправиться на 8 кг (это ж как надо было «голодать»), хотя, глядя на их запасы 1944 года многое становится ясным: «Мама, посчитай-ка, сколько у нас всего». «10 банок рыбы, 40 банок молока, 10 килограммов сухого молока, три бутылки подсолнечного масла, 4 банки сливочного масла, 4 банки мяса, 2 бутылки клубничного сиропа, 2 – малинового, 20 бутылок протёртых помидоров, 5 килограммов геркулеса, 4 – риса. И это всё». И тут внезапно дневник Анны обрывается. Осознание того, что продолжения не будет, что Анна - не вымышленный персонаж, а вполне себе реальный человек, в очередной раз заставляет задуматься над ценностью и хрупкостью человеческой жизни.



 

На фоне этого невольно вспоминается главная героиня повести Тамары Цинберг «Седьмая симфония» - юная Катя, двенадцатилетняя девочка, которая выживала в блокадном Ленинграде совершенно одна, и кроме этого, взяла на воспитание чужого трёхлетнего ребенка и смогла вырастить его без чьей-либо поддержки. Вот уж сомневаюсь, что Катя сокрушалась по поводу того, что у неё осталось энное количество банок тушёнки, ей наскучило есть один хлеб, и она устала мыться не в комфортабельной ванной.

Казалось бы – Великая Отечественная война затронула почти каждого человека на Земле, все наши семьи в той или иной степени не понаслышке знают о ней, все должны понимать друг друга, но выходит совершенно иная картинка. В мире всегда будут существовать две группы людей: для одних ВОВ – священная, трагическая и кровавая страница истории, а для других – война будет ничем иным, кроме как вымышленными рассказами о мальчике-сыне главы концлагеря, не знающим вообще, что такое война и девочке, которая в самый разгар боевых действий поправилась на 8 кило и только и делала, что сокрушалась по тому, что её мама её не понимает.

                                         
                                                                                                                                                                                     Анастасия Ектова

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar