Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Бывший СССР / КРАХ УКРАИНСКОЙ ИМПЕРИИ
20.06.2019

КРАХ УКРАИНСКОЙ ИМПЕРИИ

НА РАЗВАЛИНАХ НЕЗАВИСИМОСТИ

Украина, став независимым государством на исходе 1991 года, кроме груза проблем в экономике, социальной сфере, проблемы ядерного оружия и многого другого получила ещё одну, решение которой было не так очевидно, и требовало высоких способностей в области политики. Если проблемы с финансами можно решить, взяв кредит у западных стран, главенствовать на политической арене используя популярные либерально-демократические лозунги припрыгивая на развалинах Советского союза, то поиск государственной идеологии, равно приемлемой для всех граждан нового государства – процесс достаточно непростой, и для его понимания нужен небольшой экскурс в историю формирования Украинского государства.

Для того чтобы решить проблему, нужно её сначала признать и по этой причине, для автора этих строк остаётся совершенно непонятным, по какой причине украинские националисты, разномастные патриоты и активисты отрицали то, что их страна возникла на обломках двух рухнувших империй – Российской, Австро-Венгерской, и, если уж совсем удаляться в историю Крыма и Северного Причерноморья, то на развалинах империи Османской, также прекратившей своё существование после Первой Мировой войны.

Конечно, большинство территорий Украины к началу XX века ранее входили в состав именно Российской империи. Две русские революции на четыре года погрузили страну в хаос Гражданской войны, в результате которой была сформирована новая российская советская государственность. Подверглись изменениям в том числе и административно-территориальное деление страны, которая теперь включала в себя Советские Республики. И Украине в данном случае, возможно повезло больше всех. Для усиления пролетарского элемента, в состав УССР вошёл промышленный Донбасс, чему пытались воспротивиться представители Донецко-Криворожской Советской Республики. Как показала практика, их усилия не дали ожидаемого результата.



Украина – лоскутная империя новейшего времени

На протяжении своего существования УССР продолжала расширяться за счёт русских регионов. В 1954 году, в состав УССР была передана республика Крым. В рамках Советского Союза, данное решение имело несколько формальный характер, но несмотря на то, что этому решению находили рациональное объяснение, это заложило основы конфликта возникшего после распада СССР.

К Советской Украине также были присоединены территории Бессарабии и Северной Буковины, принадлежавшие на тот момент Румынии. Эти территории населяли преимущественно молдаване, малороссы, русские, болгары и многие другие. После распада Российской империи была начата румынизация региона, чему сопротивлялось местное население. Советское руководство рассматривало данные территории как сферу своего влияния, и на протяжении 1920-1930 годов, советская дипломатия вела борьбу за их включение в состав Советского Союза. Присоединение было осуществлено в 1940 году, но только после войны Румыния признала установившиеся границы.

Территория Закарпатья перешла под контроль Москвы и была передана советской Украине после окончания Великой Отечественной войны. В довоенный период, территория контролировалась сначала Чехословакией, а после Мюнхенского сговора перешла под контроль Венгрии. Любопытен тот факт, что в послевоенный период здесь существовало независимое государство Закарпатская Украина, которое просуществовав месяц вошло в состав Украинской ССР.

В данном перечне, в последнюю очередь упоминается Галиция, хотя значение данного региона для страны, как показала история, было крайне велико. Львов, Тернополь, Станислав (позже переименован советскими властями в Ивано-Франковск), как и Закарпатская область, на протяжении столетий были объектом притязания Польши, России, и Австро-Венгрии. До начала Первой Мировой войны здесь проживало большое число русофилов, сторонников добрососедских отношений с Россией. Ранее, это были земли княжества Данилы Галицкого, однако монголо-татарское нашествие, феодальная раздробленность, и ослабление власти Галицко-Волынского княжества, ещё в средние века привели к тому, что данный регион попал под влияние Польши, а в результате трёх её разделов, был включён в состав Австро-Венгрии.

Австро-Венгерские власти, в период Первой мировой войны, использовали все возможные методы чтобы уничтожить русофилов, которых обвиняли не только в сотрудничестве с Россией, но и в том, что это из-за их обращения к русскому царю началась война. С этой целью были созданы концентрационные лагеря Талергоф и Терезин, однако значительная часть русских уничтожалась путём прямого террора, не без участия украинцев. Родиной последних также следует считать именно земли Галиции, где украинская нация создавалась для подрыва влияния как русофилов, так и поляков, которые также отстаивали свои права на этнокультурную и в перспективе политическую независимость.

Впрочем, для истории земель, вошедших в состав западной Украины, примечателен ещё один фактор. На протяжении нескольких столетий, в период позднего средневековья, в этом регионе шла борьба между сторонниками Православной и Католической церквей, закончившейся победой последних заключением Брестской унии 1596 года. Данное событие знаменовало собой формальное объединение Киевской митрополии Константинопольского патриархата с Римско-Католической церковью, что давало возможность сохранить православные обряды, но с политической точки зрения, территории нынешней западной Украины в цивилизационном отношении были оторваны от формировавшейся тогда русской православной цивилизации.

Попытка уравновесить влияние западной цивилизации на украинских землях в начале XX века, привело к присоединению к Украине Донецко-Криворожской республики, руководство которой стремилось не допустить принятия такого решения Советским правительством. Их усилия пошли прахом, и открыли дорогу для тотальной украинизации, которая стала реальностью для жителей Донецкого региона. Позже, политика получившая название «коренизации» была свёрнута, однако наследники Киевских властей, в конце XX века, принялись создавать однородное национальное государство с новой силой, не беря во внимание ни социально-экономические ни цивилизационные основы, которые были положены в основу существования УССР. Официальная идеология советских властей, позволяла соединить различные цивилизационные элементы в рамках единого государства. Советская власть провозглашала единство рабочих и крестьян, в роли которых на Украине выступали донецкие пролетарии и украинские крестьяне, однако после падения СССР ситуация начала быстро меняться. Между двумя «Украинами» - русской на востоке, и галицко-польской на западе началась непрерывная борьба, которая приобретала всё более ожесточённый характер, однако в 1990-е годы мало кто задумывался над тем, к каким последствиям это может привести в ближайшей перспективе.

ОДНА СТРАНА – ДВЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

К сожалению, ни история, ни чужие, ни собственные ошибки не смогли образумить политические элиты в Киеве, которые вероятно полагали, что внутриполитические потрясения вряд ли смогут привести к отпадению территорий и полномасштабной войне на территории бывшей советской республики. Однако, как показывал опыт Югославии, где конфликты на национально-религиозной почве с перерывами продолжались практически на протяжении десяти лет, а проблема Косова является не решённой до наших дней. Подобную ситуацию можно было наблюдать и в Грузии, где в начале 90-х началась война за независимость Абхазии, а в 2008 г. агрессия Тбилиси привела к отпадению Южной Осетии. Распад СССР сделал возможным конфликты в Таджикистане, и Нагорном Карабахе. В случае с последним ситуация продолжает оставаться неустойчивой вплоть до настоящего времени. Наверное, единственным примером, когда ситуация была разрешена бескровно – это пример Чехословакии, но путь, который уготовили для Украины её власти, при чём как выдвиженцы с запада, так и с востока, предполагал кровопролитное столкновение двух цивилизаций на просторах Дикого поля.

«Столкновение цивилизаций», - точно такое название имеет книга американского политолога Сэмюэля Хантингтона, в которой распад Украины был предсказан ещё в первой половине 1990 гг. Подобного же мнения придерживался и его, наверное, более известный коллега Збигнев Бжезинский, который в своей Великой Шахматной доске указывал на то, что конфликт между Украиной и Россией может разгореться из-за Крыма, и, возможно, из-за Донбасса. Читали украинские политики этих авторов? Результат их политики говорит о том, что ответ на этот вопрос будет негативный, иначе наверняка были бы предприняты попытки сохранения страны. Однако, можно найти и другое объяснение – к власти не были допущены люди способные удерживать ситуацию от сползания в конфликт, или же способные реализовать чехословацкий сценарий мирного развода.


Это не просто деление на восток и запад. Это цивилизационный разлом.

Конечно, причиной нарастания кризиса, приведшего к государственному перевороту, отпадению территорий, и войне, можно считать нехватку стратегического мышления руководства, однако с точки зрения автора, причину также стоит искать в том, что украинские политики, продолжали мыслить узкокорпоративными интересами. Для них, государство как таковое, воспринималось скорее, как «филиал» их собственных бизнес проектов, которое «отягощено» социальными обязательствами перед населением. Ещё в конце 1990 – начале 2000 гг., один из наиболее «удачных» президентов Украины Леонид Кучма заявлял, что для процветания страны, в ней должно остаться 30 млн. человек. При этом в тот период в стране проживало 48 млн. человек. Таким образом, президент страны прямо заявлял о «необходимости» сократить население на 18 млн. душ. Но при всех противоречиях, период правления Кучмы может вызвать у жителей Украины скорее ностальгию, ведь экономика худо-бедно развивалась, а разлом по линии запад – юго-восток был не таким явным.

Тем не менее, по мере борьбы тех самых финансово-клановых структур в политической среде страны всё более заметными стали националистические движения, которые политики привлекали для участия в дележе остатков народного хозяйства бывшей УССР. Первым серьёзным выходом на политическую сцену националистов-западников и русофилов с востока стал Майдан 2004-2005 гг. после которого антагонизм между двумя Украинами начал проявляться всё более явно. При этом вероятно мало кто в украинском политическом истеблишменте понимал, к чему это может привести, но результат проявился через десять лет.

В 2014 году, Украина добилась того, чего так долго искала – национальной идентичности. Глупо отрицать то, что на протяжении почти 25 лет, государственные мужи искали ответ на вопрос, который был задан в начале – в чём идея и смысл существования украинской государственности?

ИМПЕРИЯ УБИЙЦ

Основой украинской исторической науки, на протяжении всего периода независимости, являлось утверждение, что украинцы – несчастная и всеми вечно угнетаемая нация. Эта парадигма, как не странно была перенята ещё из советской эпохи, когда во всех бедах малых народов СССР было принято обвинять павший царский режим. Теперь, к царскому режиму присоединился режим советский, а к нему, посредством пропаганды таких вещей как голодомор, языковой вопрос, постоянные газовые споры, и на этом фоне возвеличивание крайне правых националистов, из России формировался образ врага. Тем не менее различный цивилизационный фон, на который ложились основы украинской национальной идеи, предполагал наличие различного ответа на поступающий внутренний вызов. Вполне очевидным будет то, что в тех областях, где на протяжении веков западная цивилизация в виде господства католической Речи Посполитой, и имперской Австро-Венгрии, галицкая «демократия» нашла живой отклик, чего нельзя сказать о юго-восточных областях. Здесь, конечно, находились те, кто принимал идеи с запада, но подавляющее большинство, включая поколение, выросшее уже в период независимости, не знали, не понимали, и не хотели понимать какая разница между жителями Донбасса, Киева, Одессы, Ростова, Воронежа, Севастополя или Краснодара. Русский язык в принципе все неплохо понимают, вера, не смотря на конфессиональные особенности почти не отличается. Стоит обратить внимание даже на тот факт, что до начала Майдана 2014, и последовавшей за ним войны, мало кто предавал значение тому, кому принадлежит та или иная церковь – Киевскому или Московскому патриархату. Более того, для автора было в принципе не понятно, разницу между используемым предлогом – «в Украине» и «на Украине». Всё это казалось несущественным, ровно до тех пор, пока галицкий национализм не решил взять власть на всей территории страны силой, и при помощи всё той же силы навязать свой культурно-цивилизационный код. С этого момента подобные «мелочи» приобрели совершенно иное значение.

Теперь культурный разрыв, и антагонизм между западной Украиной, и то что называли юго-востоком, был куда более явным. Те, кто ещё недостаточно ощущал себя как «свідомий громадянин» (сознательный гражданин – укр.), те, кто не принимал установление галицкой националистической демократии, те, кто не только сделал возможным приход к власти ненавистного Януковича, но и более того, симпатизировал России, и не симпатизировал «героям революції гідності» (героям революции достоинства – укр.) явно выпадал из вновь сформированной парадигмы, обновлённой Украины. Однако новая концепция украинской государственности предполагала определённую роль для каждой из областей которая входит в состав этого государственного образования.

Об этом не было объявлено на официальном уровне, но на практике киевские власти начали строительство собственной империи, которая предполагала наличие собственных колоний. Как можно догадаться, именно такая роль отводилась для Донбасса, на завоевание которого новые власти отправили те радикальные элементы, которые могли выйти из под их контроля, и создавали угрозу власти в самом Киеве. Таким образом война решила две проблемы – проблему устойчивости власти и национальной идеи, в основе которой, как уже отмечалось непримиримая борьба с Россией, которая «отняла» Крым, и якобы ведёт войну на Донбассе.

С некоторой точки зрения, такую политику действительно можно назвать продуктом европейского политического мышления, правда в данном случае речь идёт о том, что марксисты назвали бы «империалистической войной», которая предполагает захват сырьевых баз и рынков сбыта, в данном случае Донбасса.

Подтверждением тому могут служить высказывания украинских политических общественных и политических деятелей. После начала конфликта один из нынешних украинских «журналистов» Богдан Буткевич прямо заявил, что «…Донбасс – это депрессивный регион, где огромное количество абсолютно ненужных людей… …Донбасс – это ресурс, которым нужно научиться пользоваться… …есть определённая категория людей, которых нужно просто убить.» В данном случае даётся вольный перевод, так как этот, с позволения сказать «журналист», изъясняется на украинском, однако суть его изречений предельно ясна. В этом же контексте выразился деятель более высокого ранга, а именно министр «культуры» Украины Евгений Нищук: «Ситуация, сложившаяся на Востоке и Юге — пропасть сознания. Более того, когда мы говорили о генетике в Запорожье, на Донбассе, то это города завезенные. Нет там генетики, это сознательно завезенные (города, — ред.). Черкассы — славный гетманский и Шевченков край. Сам город Черкассы наполовину завезенный. Почему? Потому что боялись шевченковского духа. Это была технология Советского Союза». Среди моих знакомых есть такие, которые считают, что это своего рода «дань политической моде», но мне трудно разделять их мнение. С моей точки зрения, это риторика сродни той, что применяли вожди нацистской Германии, когда обосновывали расовую концепцию существования государства. Результат политики, проводимой нацистами прошлого и нацистами сегодняшними отличается только тем, что в наши дни политика геноцида проводится на локальном уровне, а вместо евреев уничтожают русских. Последним в этом списке стоит упомянуть не менее одиозного в плане высказываний музыканта по имени Олег Скрипка, по мнению которого «люди неспособные выучит «державну мову» - это дибилы, люди с низким IQ, и для таких нужно создавать гетто…».


С их точки зрения, на Донбассе людей нет.

В ПОИСКАХ «ЕДИНСТВА»

Война делает людей жестокими, поэтому мне, как человеку, живущему в Донбассе, и ставшим свидетелем не только результатов высказываний вышеперечисленных политических и общественных деятелей, но и результатов приводимой в жизнь политики создания однородного национального государства, путём физического уничтожения части его населения, не хочется искать понимания или примирения. Всё чаще приходится ловить себя на мысли о том, что за более чем три года, война стала неотъемлемой частью бытия народа Донбасса, и кто бы что не говорил, память о ней, как мне кажется, будет долгой.

Ещё один повод для размышлений и прогнозов разномастных политологов, это попытки предугадать исход данного процесса. В данном случае существует несколько тенденций, которые могут привести к различным результатам, и с точки зрения автора стоит рассмотреть несколько ключевых из них.

Прежде всего, нужно признать очевидный факт – Украина в её нынешнем состоянии вряд ли сможет продолжить своё существование. Как показывает практика, политики как в России, так и Европе, не имеют представления о реальном положении вещей, или в их публичных высказываниях присутствует значительная доля лукавства. И первые и вторые, говорят о необходимости сохранить единство страны, война в которой, несмотря на неоднократные договорённости и объявленные перемирия не прекращалась ни на один день, за крайне редкими исключениями. Донбасс пытаются стереть с земли те, с кем этот же Донбасс пытаются соединить.

Для политиков, которые не ведут дебаты по телевизору, и не ведут свои блоги в интернете, а занимаются принятием решений, вполне уместно будет брать во внимание одно крайне удачное выражение Редьярда Киплинга: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сдвинуться.». Так, согласно меткому выражению английского писателя, вполне очевидным является то, что отстаивание какого либо единства в форме федерации или конфедерации – уже невозможно. Пропасть между Украиной и республиками Донбасса уже слишком глубока. Более того, если обратиться к русскому мыслителю XIX века Владимиру Соловьёву, то мы можем стать свидетелями конца истории Украины. За национальным самоосознанием следует национальное самодовольство, что в итоге ведёт к национальному самоуничтожению. Первые две стадии уже пройдены, однако, по мнению автора, сложные геополитические процессы на данный момент не могут привести к завершению затянувшийся процесс ликвидации Украинского государства. Но это станет неизбежным, когда у заинтересованных сторон не будет чёткого представления о причинах дальнейшего её существования.

Россия, Еввросоюз, и США, рано или поздно придут к подобному решению. Даже если брать во внимание концепцию Макиавелли, согласно которой разделение не является предпочтительным для получения контроля над государством, то в данном случае следует задаться вопросом о том, что мы считаем единством? Разве являются Донбасс и Украина составляли часть одного целого? В Советском Союзе существовал концепт советского суперэтноса, где все народы равны между собой, строят единое социалистическое государство, но этот концепт канул в лету вместе с СССР. Как было отмечено выше раздел между русскими в Донбассе и на Украине проявился практически моментально. В данном отношении уместно упомянуть те условия, на которых Донбасс вошёл в состав тогда Советской Украины, на которые указал в своей книге В. Корнилов "Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта" 1) Украина никогда не будет национальным государством; 2) В Украине будет создан федеративный строй; 3) Украина будет входить в состав СССР. Последнее условие было нарушено в 1991 г. С этой точки зрения, процесс распада Украины, отделения Донбасса и Крыма, не являются отрывом данных регионов от единого целого.

Политически, экономически, и этнокультурно, Донбасс на протяжении столетий был связан с Россией, События 2014 года, являются лишь результатом недальновидности украинского руководства стремящегося строить национальное государство в многонациональной стране, и глубоких связей Донбасса с Россией, как имперской, так и советской. Будущее Донбасса в составе Украины - это будущее колонии. Донбасс, по мнению автора, может реализовать свой экономический, культурный и цивилизационный потенциал только в составе единого русского пространства, частью которого он оставался на протяжении почти 250 лет, с момента присоединения земель Северного Причерноморья, и образовании в составе Российской империи, Новороссии.

Судьба же идеи о «Украинской империи» создаваемой «железом и кровью», уже известна. К сожалению истории, в который раз приходится наказывать своих учеников за важные, но плохо выученные уроки.

Они тоже верили в своё превосходство.


                                                                                                                                                                                         Андрей Хумуриц

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar