Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Рецензии / История любви, длинною в жизнь
20.06.2019

История любви, длинною в жизнь

Если вы по такой же слепой наивности, как и я, шли на «Пер Гюнт», надеясь увидеть там нереально трагичную любовную историю, потрясающие плавные классические танцы, балерин в пышных шелестящих пачках, то смею вас разочаровать: здесь этого не будет. Вернее сказать, так: то, что предстанет перед вашим взором, будет идти вразрез с вашими же ожиданиями. Вместо классического балета в духе «Лебединого» или «Баядерки» вы увидите дикую, страстную, мифическую историю любви легкомысленного Пер Гюнта и красавицы Сольвейг.

Ещё в 1867 году норвежец Генрих Ибсен подарил миру историю любви крестьянского парня Пер Гюнта и юной девушки Сольвейг. Через семь лет после написания пьесы норвежский композитор Эдвард Григ взялся за написание музыки к драме, впоследствии подарившей ему невиданную славу. Представление зрителям увертюры состоялось в Осло 24 февраля 1876 года. Именно с этого момента музыка Грига становится всё более известной в Европе. В родной Норвегии композитор тоже приобрёл огромную популярность, проникая и на концертную эстраду, и в домашний быт; его произведения печатаются одним из самых солидных немецких издательств, множится количество концертных поездок….

Спустя 130 лет, 17 мая 1997 года труппа донецкого театра оперы и балета под руководством Вадима Писарева представила на суд зрителю свою интерпретацию истории северной любви, полную символизма и магии. С тех самых пор балет не теряет своей актуальности и пользуется небывалом спросом у зрителя.

***

Несмотря на то, что до самого балета оставалось ещё приличное количество времени, в холле второго этажа театра вовсю кипела жизнь: из фортепиано рождался «Вальс цветов» Петра Чаковского, вокруг музыкального инструмента на пуфиках вместе со своими спутниками и подружками сидели седые закоренелые театралки и что-то тихо обсуждали. Рядом с ними – молодые пары, пришедшие в храм искусства, дабы приобщиться к классике. Чуть подальше них неуверенно жалась молодёжь.

В посещении любого рода культурного заведения, будь то театр, музей, галерея или филармония, я всегда любила наблюдать за публикой. Вернее, за одним из её подвидов: за пожилыми театралками. Есть в них что-то такое, что притягивает взгляд и заставляет любоваться ими. Помню, с чего всё началось: в далёком 2013 году мне посчастливилось попасть в Донбасс-Оперу на «Отелло». Рядом со мной сидела миниатюрная старушка-театралка. По ней было видно, что она – опытный зритель, и «Отелло» смотрит далеко не в первый раз. Однако несмотря на это, она настолько бурно переживала всё происходящее на сцене, что когда мавр начал душить Дездемону, она в ужасе вжалась в сидение и схватилась за голову… В этот раз моё внимание привлекли три весьма колоритные крохотные бабулечки в цветастых нарядах и с высокими причёсками. Синхронно обмахиваясь веерами, и, тем самым разнося по залу тяжёлый аромат своих духов, они в задумчивости листали программки, предусмотрительно купленные в холле, и изредка отпускали комментарии по сюжету спектакля.  

И вот наконец настал самый главный момент любого спектакля. Где-то вдалеке прозвучал третий звонок, по которому как по команде незаметные билетёрши кинулись задёргивать занавески на дверях. Вслед за ним публика погрузилась в полумрак. Атмосферу, которая царит в зрительном зале в ту секунду, когда открывается занавес, а музыки ещё нет, просто нельзя передать словами. Тишина. Ожидание чего-то удивительного и прекрасного начало распространяться по залу как туман.

Первая сцена – танец Доврского короля вместе со своей дочерью – задаёт тон всему дальнейшему зрелищу. Дикий, пробирающий до мурашек, их танец чем-то напомнил мне Страну Восходящего Солнца. Довры погружают нас в мифологию севера, а уже в следующей сцене картина меняется на радикально противоположную. Перед нами свадьба Ингрид и Мас Мона. И тут внезапно на сцене появляется она – дева в белом, красавица Сольвейг в исполнении невероятной Ирины Комаренко. Словно лучик света, дуновение ветерка, она притягивает к себе взгляд не только зрителей, но и героев балета, влюбляя в себя всех, кто попадается ей на пути.   

Любовные интриги, страсть, чистая и искренняя любовь, приключения – всё это вы увидите на сцене «Донбасс-оперы» в исполнении невероятных Максима Вальчика, Романа Белгородского и Ирины Комаренко. На протяжении двух часов труппа донецкого театра погрузит вас в чарующий мир норвежской мифологии.

Именно любовь во всей своей красоте – очищающая, верная, беззаветная, терпеливая, любовь матери к ребёнку, мужчины к женщине, человека к своей Родине – центральная тема балета, выделенная когда-то норвежским композитором и так удачно воплощённая в жизнь донецкими танцорами.

В конце первого акта Осе, мать главного героя, чувствует приближение смерти. В отчаянии она молится богам, дабы напоследок увидеть любимого сына. Происходит чудо – перед ней появляется Пер Гюнт. Танец Смерти –второй по силе момент всего балета. То, как именно представлена смерть Осе, как обыграна, ещё больше заставляет восхищаться нашей родной Донбасс-оперой и её танцорами, которые в очередной раз убедили зрителей в своём таланте.

Второй акт балета поражает и удивляет зрителя своим безумием. Сумасшедший дом и пребывание в нём Пер Гюнта – самый дикий, странный, пугающий и в то же время притягательный момент всего зрелища. Атмосфера, царившая в тот момент на сцене, несколько напомнила мне работы эксцентричного безумного гения Тима Бёртона (да простят меня матёрые театралы и критики за такое дерзкое сравнение). Подумайте сами: паутина, стоны, крики, безумство, везде, даже на окнах здания, сумасшедшие, а в центре всего этого действия – главный герой, которого буквально убивает пляска безумия, царящая вокруг него, вполне себе напоминает атмосферу Бёртоновских работ. Сознание Пера медленно предаёт его. Как перед самой смертью, перед его глазами проносится вся его жизнь, неудавшаяся интрижка с Ингрид, дочь Доврского короля, к которой он испытывал дикую страсть, и она – дева в белом. Сольвейг. Словно маяк в ночи она явилась к нему и указала путь на волю.

Главные герои балета, несмотря на все перипетии, несли свою любовь на протяжении всей жизни. Кому-то – весельчаку и затейнику Пер Гюнту, она помогала выжить в моменты опасности (в подземном царстве троллей) или в самые трудные и тёмные времена. Когда Пер Гюнт, волею судьбы оказавшийся в сумасшедшем доме, был уверен, что всё потеряно и надежды на спасение нет, его спасла именно любовь. Образ красавицы Сольвейг, её песня возвратили его к жизни. В тот самый момент он понял, что самое главное, то, ради чего стоит жить, всегда было рядом с ним, а он по своему легкомыслию искал счастья за тридевять земель от родины.

Спустя долгие годы странствий в родном краю Пер Гюнт встречает Сольвейг, которая за столько лет не утратила к нему своей любви. Поражённый этим, он спрашивает у неё, где же, и самое главное, почему, он несмотря ни на что оставался для неё самим собой – юношей с чистым сердцем и светлой душой, на что Сольвейг произносит: «В вере, надежде моей и любви».

Анастасия ЕКТОВА

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar