Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Ближний Восток / Что было с Ливией? Общий обзор
20.06.2019

Что было с Ливией? Общий обзор

После свержения режима Каддафи и зверского убийства полковника многие перестали следить за тем, что происходит в самой Ливии. Кто-то посчитал произошедшее победой, кто-то предательством. Но саму обстановку особенно не анализировали. Это было удобно для западного мира, ведь подорванное переворотом государство сильнее явно не стало, торжество демократии и прав человека не наступило, а потому и освещать происходящее там не стоило. Иначе пришлось бы отвечать на вопрос о целесообразности так называемой Февральской революции. Не о фактической целесообразности, она то ясна достаточно, а о декларируемой. В общем, считаю необходимым восстановить хронологию последних 5-6 лет ливийской политической жизни.

Итак, после убийства Каддафи и части его семьи (часть спаслась, часть схвачена) в стране установилась власть Переходного национального совета (ПНС). Изначально этот орган базировался в Бенгази, главном оплоте повстанцев, из которого и началась революция. Но ближе к осени 2011, когда ситуация в официальной столице относительно стабилизировалась, переместился туда.
В июле 2012 прошли парламентские выборы в Всеобщий национальный конгресс (ВНК), который наделялся еще и ролью Конституционной ассамблеи. 8 августа законодательный орган приступил к работе, большинство мест в нем получил «Альянс национальных сил» под руководством Махмуда Джибриля, бывшего министра экономики у Каддафи, а затем премьера ПНС. Выборы прошли по смешанной системе: из 200 мест- 120 по одномандатным округам, 80 по спискам. Первым спикером ВНК стал Мохаммед аль-Макриф, основавший «Национальный фронт спасения Ливии» еще в 1981 году, старый подпольщик и враг Каддафи. Несмотря на  авторитет лидера,  партия «Национальный фронт» (бывший НФСЛ) получила только 3 места в ВНК.
В октябре 2012 ВНК назначил новое правительство во главе с Али Зейданом, тоже старым оппозиционером, правозащитником, членом НФСЛ. Он будет на этом посту до марта 2014, когда его сменит Абдалла ат-Тани.
В самом ВНК аль-Макриф подаст в отставку в мае 2013, а в конце июня на должность председателя ВНК изберут бербера Нури Абусамейна. Это была политическая победа исламистов. В декабре 2013 шариат признан основой для всего ливийского законодательства. Затем ВНК продлевает свои полномочия на следующий год, чему воспротивились граждане Ливии (массовые митинги) и генерал Халифа Хафтар (призвал распустить ВНК). В феврале 2014, тем не менее, проходят выборы в Конституционную ассамблею.
Весной в стране начинается вооруженное противостояние, которое затем перерастет в настоящую гражданскую войну. Хафтар не желает признавать ВНК, настаивает на проведении выборов 25 июня. Конгресс и Абусамейн протестуют против этого. Генерал-майор начинает военную операцию под названием «Достоинство Ливии». Ответом на нее становится «Рассвет Ливии». Военные против исламистов, условно говоря. Применяется боевая техника, авиация. ВНК меняет премьера ат-Тани на Ахмеда Майтыга, но через некоторое время Конституционный суд признает это незаконным. Майтыг уходит, ат-Тани возвращается. Выборы 25 июня исламисты проигрывают.
В августе, когда новый парламент, Палата представителей, должен был начать работу, происходит тот самый раскол, последствия которого мы наблюдаем  сегодня. Исламисты отказываются признать Палату представителей, объявляют о создании некоего продолжения ВНК- Нового Всеобщего Национального Конгресса. Палата переезжает в Тобрук, под защиту Хафтара. С этого момента в стране два парламента. НВНК возглавляет все тот же Абусамейни, Палату- Агила Салах Иса. В конце августа ВНК назначает премьер-министром Омара аль-Хаси. Премьером Палаты является ат-Тани. С этого момента в стране два правительства.
В стране продолжаются боестолкновения. К середине 2015 важную роль начинает играть ИГ, укрепившееся в городе Сирт и ряде других.  Конечно , огромный вклад в борьбу с террористами внесла ЛНА Хафтара, но правительство Триполи также предпринимало какие-то действия. Правда, руками почти таких же исламистов, лишь чуть менее одиозных. «Рассвет Ливии» - это «Аль-Каида», «Ансар-аш-Шариа» (обвиняется в нападении на посольство США в Бенгази, по состоянию на июнь 2017 самораспустилась из-за потерь), «Братья-мусульмане», то есть на антитеррористическое подразделение это все похоже не то чтобы очень. Конечно, «Ансар-аш-Шариа» успела схлестнуться с ИГ, например, в городе Дерна. Но все это напоминает скорее борьбу внешних игроков руками внутренних исполнителей. За «Братьями», вероятно, стоит Катар с кем-то еще, и это только самые банальные ассоциации. Сам Хафтар в финансировании своих противников обвинял Катар, Турцию и Судан.       Но об иностранном влиянии чуть позже.

Летом 2015 началась активная работа по достижению политического соглашения между конфликтующими сторонами. 17 декабря в марроканском городе Схират было подписано соглашение о мирном урегулировании. Было создано правительство национального единства, которое признала Палата представителей и Президентский совет во главе с Фаизом Сараджем. Власть к нему перешла от Нового ВНК в апреле 2016 года. Сарадж прибыл морем из Туниса в Триполи, аль-Гави, бывший премьер НВНК, покинул столицу. Согласно договоренностям, армия должна была войти в подчинение Президентского совета.
Политическое противостояние отошло на второй план, основные бои шли теперь с исламистами (ИГ, Аль-Каида). В ряде случаев поддержку ливийским войскам оказывали западные союзники (американская авиация, французский спецназ и т.д.).
В 2017 силы Хафтара освободили Бенгази, а также важнейшние нефтяные объекты Эс-Сидр и Рас-Лануф. В марте Палата представителей проголосовала за приостановку Схиратского соглашения. В политической сфере год начался неудавшимися переговорами Хафтара и Сараджа в Каире. Однако в мае им удалось встретиться в Абу-Даби в закрытом режиме. Судя по комментариям сторон, уже тогда наметился прогресс. И уже в июле по инициативе Макрона в Париже прошла новая встреча, на которой договорились о прекращении огня, а также о проведении выборов весной 2018.

Теперь поговорим о внешнем факторе. Огромную роль играет Катар, как один из главных заказчиков свержения Каддафи. Известная история с постановочными сценами от «Аль-Джазиры» тому доказательство. По некоторым данным, в революцию было вложено 3 миллиарда долларов. Очевидно, «в поле» работали его старые партнеры в лице «Братьев-мусульман» (отмечается участие одного из лидеров- Али-аль Салиби), возможно» ИГ (недавно Катар обвинили в транспортировке авиацией боевиков ИГ в район Триполи). В связке с Катаром работает Турция. На ней, судя по всему, основная логистика, ведь она имеет границу с воюющей Сирией, удобное географическое положение в Средиземноморье, не менее крепкие связи с «Братьями» и другими формированиями.
«Аль-Каиду» часто связывают с Эр-Риядом. Но гораздо чаще Саудовская Аравия упоминается как союзник Хафтара, наряду с Египтом, ОАЭ, Россией.
ОАЭ, кстати, присутствует в Ливии заметно. Например, речь идет о поставках силам ЛНА пикапов, вертолетов, обустройстве авиабаз в Киренаике ( Харуба, аль-Хадим). Также видны информационные пикировки с Катаром- например, Махмуда Джибриля (см.выше) в одном материале обвиняют в работе на ОАЭ, в другом- на Катар.
Египет- союзник для Хафтара чрезвычайно полезный. Общая граница, и через пустыню можно возить все что угодно любыми объемами-
эмбарго не помешает
. Когда исламисты казнили коптов, Египет ответил воздушными рейдами. Естественный враг египетской элиты во главе с Ас-Сиси- «Братья-мусульмане», вынуждает Каир действовать в Ливии превентивно. Существуют слухи о присутствии на египетской военной базе Сиди-Баррани (возле границы с Ливией) российских подразделений.

На данный момент ЛНА Халифы Хафтара контролирует большую часть территории Ливии. В Триполи регулярно происходят стычки между различными формированиями, формально подчиненными Сараджу. Де-факто Ливия остается раздробленной. На юге власть принадлежит племенам, традиционно конкурирующим за контроль над сахарскими торговыми и контрабандными путями.

Сложная ситуация с правами человека, миграцией, учетом населения, где-то даже с поставками топлива (Сабха). Страна находится в достаточно плачевном состоянии, и выход видится только в обретении наконец единого для всей территории правительства.

                                                                                                                                                                                            Марк Качурин

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar