Донецк booked.net - Online Hotel Booking
+17°C
/ Аналитика / Рецензии / Бойся своих желаний, ведь они могут сбыться
26.05.2019

Бойся своих желаний, ведь они могут сбыться

 

Санкт-Петербург… Чарующий, загадочный, таинственный город, в котором, кажется, даже воздух пропитан историей – таким мы знаем его. За свою историю Северная Пальмира видела не только своего «отца» Петра Великого, но также и ряд других не менее выдающихся личностей. По её улицам не раз проезжала Екатерина Великая, в задумчивости бродил Николай Второй.  Северная столица видела взлёт и падение дома Романовых, расцвет и упадок Советского Союза, становление Российской Федерации; на протяжении своей истории она гостеприимно встречала знаменитых писателей и музыкантов, продолжая это делать и сегодня. Пушкин и Гоголь, Достоевский, Ахматова, Чайковский, Замятин, Ваганова, Бенуа, Глазунов, Глинка, Минкус, Прокофьев, Штраус и Рахманинов по-своему воспевали этот город в своих произведениях. Одни представляли его мрачным и унылым, другие решили не ограничиваться описаниями грустного дождливого Петербурга, и добавили в него некую мистику, однако все они описывали город с нескрываемым восхищением и любовью. Среди великих людей, которых собрала в себе культурная столица России, затерялась история одного маленького человека, которую в своё время воплотил в жизнь настоящий гений русской литературы.

Вернувшись в 1833 году в Болдино, Александр Пушкин завершил работу над старыми произведениями и тут же принялся за новое. Им и стала знаменитая на весь мир таинственная «Пиковая дама». Однако на этот раз в ставшем уже родным Болдино Пушкин долго не пробыл: страстно желая привнести в жизнь изменения и выйти из-под опеки двора, он принимает решение вернуться в Петербург, где с новыми силами берётся за завершение «Медного всадника», а сразу после него – дописывает «Пиковую даму». Создав историю о Германе и тайне графини, Пушкин, сам того нет ведая, заложил основу для будущих произведений классиков, и уже с тех пор извечная тема о преступлениях и наказаниях блуждает по самым знаменитым произведениям, потому не удивительно, что публика, особенно европейская, тепло приняла петербургскую повесть.

За два столетия «Пиковую даму» не раз экранизировали, переводили на французский, создавали не мало музыкальных произведений, но лишь одно из них удостоилось чести называться «мировым», и это – опера, написанная ещё одним русским гением – Петром Ильичом Чайковским.

Её ставили Мариинский и Большой театры, Киевский, Екатеринбургский и ряд других не менее известных храмов искусства. В 2018 году возродить легендарное произведение уже в третий раз взялась и Донбасс Опера. Два долгих года упорной работы, привлечение всех цехов и подразделений театра, более двухсот пошитых костюмов, репетиции до глубокой ночи – и результат не заставил себя долго ждать: третий премьерный показ оперы собрал полный зрительный зал. Несмотря на холодный субботний день и по-настоящему зимний ветер, дончане пришли в гостеприимную Донбасс Оперу.

Томительное нетерпение и желание поскорее прикоснуться к шедевру мировой классики, казалось, витали вокруг театра. С приближением к зрительному залу жажда искусства лишь усиливалась.

И вот – три долгожданных звонка. Свет потухает, погружая публику в таинственный Петербург. С начала действия первая картина пленила сердце зрителя, приковав его внимание к сцене на ближайшие три часа. Проекция Невы под невероятно сильное, спокойное и одновременно тревожное, мрачое и лёгкое вступление к опере – что может быть лучше? Но дальше – больше. В импровизированном летнем саду сплошным потоком прогуливаются жители города. Десятки, сотни и даже тысячи людей прошли мимо Германа, пока тот рассказывал Томскому о том, что влюблён в таинственную незнакомку. Слово за слово, и совершенно случайно герой узнаёт мистическую историю трёх карт, когда внезапно начинается сильная гроза. Первый символ. Сама судьба, казалось, изначально предостерегала Германа от роковой ошибки, но увы, поддаться искушению куда проще, чем держать себя в руках.

Постановка знаменитой оперы двух русских гениев, невероятно воплощённая в жизнь командой Донбасс Оперы, как нельзя более удачно собрала в себе всё самое необходимое: удивительную работу режиссёра-постановщика Юрия Лаптева, который продумал даже мельчайшие детали облика сцены, оркестр, порой игравший с таким надрывом, что казалось, будто бы музыканты вместе с Германом переживали его историю, актёров, в прямом смысле сходившие с ума на сцене – Лиза (Элона Коржевич) – от несчастной любви, а Герман (Евгений Бойко) – от собственных демонов, пленивших душу.

Смерть старухи и последующее сумасшествие Германа – кульминация оперы. Пятая картина – дикая, сюрреалистичная и жуткая, до невозможности обворожительная и атмосферная. Герман, в прямом смысле сходящий с ума, призрак старухи, появившийся на сцене из ниоткуда, гроб и могильный холод, распространившийся по залу – лишь малая часть того, что увидели восьмого декабря гости Донбасс Оперы.

Актёры, выложившиеся в тот вечер на все 100%, играли так, словно от этого зависела их жизнь. Герман, переполненный жаждой наживы и страсти, уставшая от постоянной суеты вокруг и жизни в целом графиня, и Лиза, превратившаяся из юной девушки в женщину, от отчаяния бросившуюся в Неву, такими в памяти останутся персонажи пушкинской «Пиковой дамы» в невероятном исполнении тенора Евгения Бойко, произведшего фурор несколькими неделями ранее блестящим исполнением Радамеса из «Аиды», Людмилы Шемчук, поразившей всех исполнением романса «Ах, опостыл мне этот свет» и утончённой Элоны Коржевич, покорившей зрителя образом Виолетты Валери из «Травиаты».

Символизм – неотъемлемая часть «Пиковой Дамы». Казалось, что он был во всём – начиная от освещения и заканчивая детьми на сцене.

Герман и Лиза. Две противоположности. Чёрное и белое. Чистота и испорченность. Не зря Герман всё время ходит в чёрном костюме, олицетворяя собой греховность, искушённость и алчность, а Лиза в своих светлых лёгких платьях стала живым воплощением любви, всепрощающей и принимающей…

Статуи в комнате графини стали для зрителя полной неожиданностью. Кто они, эти двое? Всего лишь творение искусства или предыдущие два искателя тайны трёх карт?

Дети в этой опере заслуживают отдельного внимания. Выходящий в начале первой картины мальчик олицетворяет собой то, каким был Герман до всей этой истории – человеком, чистым душой и сердцем, но со слабой волей; он же, но уже в обличие ангела уводит Германа в мир иной под шквал аплодисментов в самом конце действа.

Занавес закрывается.

По щекам ещё долго текут слёзы, а с губ не единожды срывается: «Браво!», ведь это – меньшее, что зритель может дать взамен людям, раз за разом открывающим свою душу, сжигающим себя дотла, дабы восстать из пепла и продолжать дарить новые эмоции.

Анастасия Ектова

 

 

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0

avatar